РОССИЙСКАЯ САМОЛЕТОСТРОИТЕЛЬНАЯ КОРПОРАЦИЯ

 

Владимир Горбунов празднует 70-летие

ПЕРВЫЙ КАНАЛ,
14 июля 2016 г.

 
Поздравления сегодня принимает летчик-испытатель Владимир Горбунов. Ему - 70. О том, чтобы парить над землей, он мечтал с детства, прошел космическую подготовку, но его судьбой стали самолеты. Владимир Михайлович поднимал в воздух и легкие планеры, и истребители, и бомбардировщики, все модификации МиГов. 
 
 
На этот раз ему не поднимать машину в небо. Но все равно в кабину истребителя он сначала ставит правую ногу. Говорит - личная счастливая примета, и тут же улыбается: так просто удобнее. И вообще, добавляет заслуженный летчик-испытатель СССР герой России Владимир Горбунов, в работе летчика-испытателя если верить в суеверия — лучше не летать.
 
«Без фонаря кабины приходилось летать. И на больших высотах я летал со сброшенным фонарем. Не бывает такого, что в небе лучше, чем на земле. В небе ситуация, среда враждебная», - говорит летчик.
 
И в этом - он весь. Никакой романтики. Самолет — машина, которая должна показать результат. Точку в летной карьере Владимир Горбунов поставил лишь в 57 лет, когда стало подводить зрение - в возрасте, серьезном для летчика-испытателя. А до этого почти ежедневно он шлифовал летные качества истребителей и разведчиков-бомбардировщиков, выводил отечественное военное авиастроение на новые высоты.
 
На архивных кадрах по бетонке шеф-пилот Горбунов ведет так называемую модель 1.44. Ее разрабатывали как потенциальный фронтовой истребитель пятого поколения. В 2000 именно Горбунов впервые поднял его в воздух. Запомнил ощущения от полета.
 
«Малейшее отклонение рулей — машина безукоризненно слушается, самолет. Легкость управления невероятная. Ни с чем сравнить нельзя», - вспоминает Владимир Горбунов.
 
Он признается — летать хотел с детства. Ведь это было время, когда все смотрели в небо. И космос был как предчувствие: вот-вот Гагарин скажет свое «Поехали!». Будущий летчик-испытатель начал с кружка авиамоделирования, потом было МАИ, Качинское военное авиаучилище, а дальше Владимир Михайлович выбрал свою дорогу и уже с нее не сворачивал.
 
«Я о космосе не мечтал, хотя и прошел подготовку к звездам, космическую, для полета на «Буране». Но потом уговорил моих начальников - в то время шли активно полеты на МиГ-29, и я все-таки предпочел летать на самолетах», - рассказывает Владимир Горбунов.
 
Этот МиГ, как все последующие, стал для него всей жизнью. Летал на всех модификациях — от первых до современных, сверхзвуковых и сверхманевренных. Награжден орденом Мужества, двумя орденами Красной Звезды. Его Золотая Звезда Героя России - под номером четыре после генерал-майора авиации Осканова и космонавтов Крикалева и Калери. Накануне, вспоминает Горбунов, он увел от жилых домов самолет, внезапно потерявший тягу. Как память о том прерванном полете, остался шлем. Хотя такое не забывается. Машину спасти не удалось.
 
«Там городок был такой, Ступино, небольшой, я через него перелетел. И дальше сказал – все, катапультируюсь. У меня и топлива не было. Как мне потом сказали, живой один я остался в такой ситуации», - рассказывает летчик.
 
И даже об этом он рассказывает сдержано. И лишь раз во время интервью голос дрогнет, когда речь зайдет о полете сына, тоже летчика-испытателя. Тогда на предельных скоростях у его самолета отказал стабилизатор. На размышления - секунды. Отец с земли с командного пункта давал советы и скрывал волнение.
 
«Я схватил сразу радиостанцию. Я ему сказал - сделай то-то, то-то, то-то. Если будет вращение, катапультируйся. Он выпустил механизацию, выпустил шасси. Вроде самолет летит. Посоветовались немного и приняли решение садиться. Сел он на скорости 410 километров в час, потому что на меньшей скорости он просто падал этот самолет. Дали ему Орден Мужества за это», - рассказывает летчик.
 
Станислав Горбунов продолжил дело отца. Совершенствует уже современные МиГи. А в семейных альбомах Владимир Михайлович сохранил и эти редкие, а в советские годы - секретные кадры. Полеты ночью, полеты днем. Совместная фотография с другом, который не вернулся с задания - ее Горбунов подарил сыну погибшего летчика.
 
Давать боевым машинам путевку в небо - опасная и тяжелая работа, но для него и сейчас она самая лучшая, признается Владимир Михайлович. Ведь именно для этого он, можно сказать, всю жизнь шел в небо первым и прокладывал дорогу другим.
 
Ольга Герасименко